Жизнь

Некоторое время назад, идя по улице, я попал под сильный дождь. К моей радости, поблизости оказался небольшой навес, под которым я тут же поторопился укрыться от ненастья. Под навесом уже находился неопределённого пола незнакомец. Он был укутан в просторный чёрный плащ, в глубинах которого, судя по его виду (не иначе!) должна была скрываться шпага или, как минимум, кинжал. Голова его была накрыта капюшоном настолько основательно, что я не смог бы рассмотреть его лицо, даже если бы стал пристально присматриваться. Я встал у края навеса и обратил взгляд на тучи, с нетерпением ожидая, когда же дождь прекратится или хотя бы стихнет настолько, чтобы я мог продолжить свой путь.

— Что такое «Жизнь»? — вдруг, совершенно неожиданно из-под капюшона спросил мою спину незнакомец.

Интересно! «Мужчина», сделал вывод я, услышав тембр голоса. «Но какой же трус!» Я ничего не ответил и даже не повернулся. Атмосфера стала напряжённой, наполнилась раздражением и обидой. Следующие тридцать секунд я провёл в ожидании удара кинжалом в спину. Ничего не произошло, только снова сверкнула молния и прогремели раскаты грома.

Вселенский трафик устроен так, что когда дождь идёт, люди стоят. Стоят и размышляют о том, что у их бега, вероятно, должна быть какая-то цель, что когда дождь остановится, они продолжат свой путь именно туда, куда… Но, как назло, вселенский трафик устроен и так, что дождь всегда останавливается раньше, чем люди успевают довести свои размышления до логически удовлетворительного завершения. И они вынужденно продолжают «свой» ход по «своей» траектории, которая у большинства представляет собой некий замкнутый контур.

Что же такое жизнь? Очевидно, что жизнь — это форма движения. Но какая именно? Субъективно, то есть, относительно нашего, человеческого существования и восприятия вселенную можно условно разделить на предметы — атомы, чемоданы, зайцев, галактики. У каждого из предметов, раз уж они субъективно разделены, есть условная внутренняя вселенная, находящаяся в пределах его границ, и её дополнение — условная внешняя вселенная. Внутри своей внешней вселенной предмет постоянно движется. На него в большом количестве оказывают влияние разнообразные силы, имеющие некую результирующую, которая в конечном итоге и определяет траекторию его движения. Принципиальное отличие живого от неживого состоит в том, что ядро сил, приводящих его в движение, находится в пределах внутренней вселенной, а не внешней.

У живого организма внутренний мир гораздо сложнее, структурнее, разнообразнее и богаче, чем внешний. Его органы и механизмы, работая совместно, будучи не подвержены недугам, производят эффект, которому не способны противостоять барьеры сил внешней вселенной.

Наглядное тому подтверждение и в корне биологической жизни — в рождении ребёнка, процессе, который начинается «внутри» и развивается «наружу».

Человек жив, потому что бьётся его сердце, снабжая органы. Город жив, потому что автомобили движутся в его пределах, а не покидают его насовсем. Страна жива, потому что её демографическая картина в порядке. Вулкан жив, потому что кипит его душа. Солнечная система жива, потому что гравитация звезды сохраняет планеты на их орбитах.

Жизнь завершается с ослаблением породившего её внутреннего импульса, неумолимым угасанием внутренних механизмов, когда производимые ими действия уже настолько слабы, что не способны больше преодолевать внешние силы. В этот момент наступает смерть.

Мне показались эти мои рассуждения вполне логичными и достойными хотя бы изложения. Я хотел было уже повернуться к незнакомцу и в качестве жеста доброй воли развёрнуто ответить на его вопрос, как обнаружил, что его и след простыл. И дождь, оказывается, уже прошёл, и тучи уплыли, и выглянуло солнце.

Что же, так устроен вселенский трафик, не любит он глубоких размышлений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *